Семинария: 20 лет новой жизни

Путь к духовному образованию



Труды на пользу Церкви

В беседе с нашим корреспондентом учащиеся магистратуры Нижегородской духовной семинарии рассказывают о своем пути в богословие, о родной альма-матер.

Константин Суворов: «Семинария — это большая часть моей жизни»

— Еще в школе мне нравились гуманитарные предметы: литература, история. Семинария во многом сформировала меня как человека, пробудила интерес к научной деятельности, подвигла связать свою жизнь с трудами на пользу Церкви, с преподавательской стезей.

Сейчас я хочу заниматься восточно-христианской традицией в ее связи с греческим античным наследием. Мои научные руководители — Даниил Викторович Семикопов, наш заведующий магистратурой, и Ирина Юрьевна Ващева — преподаватель университета имени Лобачевского.

Как пришел в семинарию? В моем роду были священники, но довольно давно. Вроде бы нет прямой преемственности, но в любом случае я пошел учиться по своему желанию, чтобы затем стать священнослужителем, служить Богу.

С четвертого курса семинарии меня вместе с несколькими однокурсниками направили в магистратуру, а пятый курс мы сдаем экстерном. Поэтому у нас не было периода «окончания» семинарии. Самым трудным, пожалуй, оказалось за один год написать дипломную работу. Тема обширная: «Основные положения метафизики Аристотеля». С первоисточниками было трудно, но вся литература настолько интересная, что трудности воспринимались как явление второстепенное. В процессе обучения мои интересы потребовали занятий научной деятельностью.

Артем Хамидулин: «Духовное образование формирует правильное мировоззрение»

— Тема моей научной работы — «Мистическая философия». Это исследование широкой направленности, а узкая направленность — это мистическая отечественная религиозность. Я всегда интересовался мистической философией. Научный руководитель — Даниил Викторович Семикопов. Мы вместе подбирали тему: у нас совпали интересы. Тут и мистическая философия вообще, и тема связи Бога и человека.

Сегодня все хотят стать юристами, экономистами, адвокатами. Но такой путь не для меня. Почему решил пойти по пути духовного служения? Образование, которое дает узкую профессию, часто сосредоточивает в дальнейшем человека на зарабатывании денег. А духовное образование, считаю, на более высокой позиции. Оно формирует мировоззрение, которое в будущем позволит приобрести любую специальность, необходимые навыки для профессиональной деятельности.

Какие у меня увлечения? Раньше занимался любительской фотографией. Мой дед увлекался фотографией, когда еще были аналоговые камеры, и я видел весь таинственный процесс проявки пленки, печати фотографий при красной лампе. К тому же дедушка еще и художник-любитель, да и мама увлекалась фотографией. В семинарии я осваиваю мастерство фоторепортажа, сейчас работаю в студенческом журнале «Дамаскин», публикую свои фотографии.

А будущее связываю с академической средой. Возможно, это будет преподавательская или исследовательская деятельность.

Так говорят учащиеся магистратуры Нижегородской духовной семинарии. Уже не студенты-первокурсники, но пока еще постигающие богатую науку духовности. Услышать их отзывы о родном вузе особенно ценно. Здесь воспоминания и о том времени, когда молодой человек впервые переступил порог учебного заведения, и о переживаниях во время бессонных ночей раздумий над страницами дипломной работы. И, конечно, самые добрые слова о преподавателях, умудренных жизненным опытом, с научными степенями, и совсем молодых, еще недавно бывших студентами семинарии.

Молодой преподаватель — особый статус. Потому что он и учит, и продолжает учиться. И не только в аспирантуре и докторантуре: каждая прочитанная им лекция — приобретение и для него самого нового опыта, знаний. Предоставим слово молодому педагогу — иерею Михаилу Уланову.

О вере и неверии

— Возможно, это покажется необычным, но путь в семинарию отчасти был продиктован понятием «вопреки», — говорит отец Михаил. — Дело в том, что мой отец, бывший в свое время борцом с «религиозными предрассудками», категорически не принимал моего выбора. Дома по этому поводу у нас постоянно велись диспуты. А мама, напротив, была человеком верующим, и я ходил в церковь. И как-то само собой сложилось, что богословская стезя стала мне очень близкой.

На духовный путь меня благословил духовник архимандрит Вадим (Малиновский), ныне почивший. Мы жили под Смоленском, в городе Ярцево, и мой духовник уже отправлял в Нижний одного из своих питомцев — отца Василия Тыбулевича. (Сейчас он здесь, у нас, служит диаконом). Посмотрел отец Вадим, как идут дела у первого своего «посланника», прислушался к отзывам начинающего семинариста (ему все нравилось) — и направил в семинарию меня.

Запомнились первые впечатления по приезде в Нижний Новгород. Мы с товарищами прибыли рано утром. Решили дойти до семинарии пешком — нам объяснили, что это недалеко. Когда шли через Окский мост, город только просыпался: в реке отражались огни, стройно смотрели в небо купола такой нарядной Рождественской церкви… Все было очень красиво, необычно, пробуждало волнительные ощущения. По первым впечатлениям у меня сформировался образ Нижнего как огромного, крепкого культурного города.

Какие впечатления были от первого знакомства с семинарией? Почему-то хорошо запомнились покои наместника — настоятеля монастыря игумена Кирилла (Покровского). В трапезной всегда останавливался взгляд на росписи — светлом, умиротворяющем растительном орнаменте.

Когда настал день вступительных экзаменов, мне, честно говоря, было страшновато: вдруг не поступлю? Я не мог понять, по каким критериям оценивают абитуриентов. Молитвы утренние и вечерние знал наизусть, петь умел. Думал: как человек это может не сдать? Но, как оказалось, не все из поступающих владели необходимым минимумом.

Я тогда вдруг осознал, что впервые полностью оторвался от дома. Что дом теперь очень далеко: от Ярцево до Москвы ехать шесть часов на поезде и еще столько же от Москвы до Нижнего…

Из преподавателей семинарии особенно запомнился первый проректор — протоиерей Александр Мякинин с его проникновенной лекцией «О вере и неверии». Я для своей жизни много из нее почерпнул. Вспоминая, понимаю, как важно говорить со студентами на доступном языке. Ведь семинаристы очень разные, и если перебарщивать с научной терминологией, они, точно, мало что поймут.

Церковное право и «Спор факультетов»

— А в начале моей преподавательской работы трудности были, — продолжает отец Михаил. — Я увлекался критической философией, Иммануилом Кантом. И выходило, что говорил «на языке прочитанного». Студенты, смущаясь, говорили: «Михаил Владимирович, мы вас не понимаем». Приходилось останавливаться, изъясняться проще — у меня это получилось.

Планирую дальше отучиться в докторантуре в Москве. А сейчас я параллельно учусь в Нижегородской академии МВД, получаю юридическое образование. Это нужно. Потому что когда я начал преподавать церковное право, понял, что в наших учебных пособиях много неточностей, недочетов.

Что касается моих будущих научных исследований, у меня секретов нет. Кандидатскую диссертацию «Спор факультетов» писал по Канту. Это удивительный философ, он исследовал границы познания, религиозные вопросы, вопросы свободы, веры, нравственности. Он вырос из среды пиетистов — было такое направление в протестантизме, практически ориентированное. Они были первыми из религиозных обществ, которые заявили о частном характере религии. Читали, как их называли, «восточных мистиков» — наших святых отцов. Так что тема эта очень и очень интересна…

И вот теперь воспитавшая и давшая мне дорогу в жизнь духовная школа вступает в третье десятилетие со времени своего возрождения. Уровень подготовки наших специалистов растет с каждым годом. Растем, совершенствуемся и мы, недавние семинаристы, нынешние преподаватели.

Семинарист с инженерной подготовкой

Многие ли из нас, окончив один вуз, станут поступать в другой? А тем более — получив светское образование, считают нужным обрести еще и духовное? Иван Евдокимов, студент четвертого курса семинарии, полагает, что учиться никогда не поздно.

— До семинарии я окончил Нижегородский технический университет, специализировался на кафедре «Вычислительные системы и технологии». Как раз там проявился более глубокий интерес к Церкви, я стал чаще ходить в храм. И после защиты диплома священник посоветовал поступить в семинарию. Вот теперь учусь. Профессия инженера и духовное служение — эти категории дополняют одна другую. Наука и религия не противоречат друг другу — это два пути познания. Знания инженера, точные науки помогают мне, когда я занимаюсь философскими концепциями, гипотезами.

Скажу, что студенческая жизнь светского вуза и семинарии совершенно разные. В НДС серьезная занятость: лекции, послушания, научные конференции, подготовка статей. В политехе все было по-другому: там больше практическая направленность обучения. Мои бывшие однокурсники поддерживают мой выбор, некоторые очень интересуются, как поставлена здесь, в семинарии, учеба. Многие друзья расспрашивают меня о христианстве, у них живой интерес к вере. Очень хорошо, что маленькими шагами, но осознанно интеллектуальная молодежь идет по пути к вере, к православию.

Материалы подготовил Игорь Чистяков

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.