Построить на земле рай или не дать ей превратиться в ад?

24 июля 2015 года 14:24


Газета — одна из удобных общественных площадок для обсуждения важных, всех волнующих тем. Сейчас, пока в нашем обществе не выработана общая концепция, национальная идея, в духе которой можно было бы выстраивать идеологию, очень сложно найти верные ориентиры. Единственный государственный праздник, который остался в нашем обществе — День Победы — показывает, что Великая Победа 1945 года, 70-летие которой мы отмечаем в этом году, стала из исторического факта поистине единственной духовной скрепой нашего общества.

В ней как в фокусе собрался весь колоссальный подвиг народа в борьбе с фашизмом. В связи с огромной ценой, заплаченной за свободу Отечества, важной духовной составляющей является патриотизм. Привычно всем, и никем не подвергается сомнению то, что и Церковь стоит на патриотических позициях. Но что понимать под этим термином? Считается, что патриотизм — это некий нравственный, социальный и политический принцип, содержанием которого является любовь к Отечеству и готовность подчинить его интересам свои частные интересы.

Обычно представления о патриотизме связываются с любовью к Родине, но эта любовь и чаяния о будущем Родины подчас настолько полярны, что и представления о сущности патриотизма у разных людей весьма разнятся: от светлого и святого чувства до постыдного и даже преступного.

Итак, в чем суть обсуждения? Для одних слово патриот — почетное, для других — ругательное. Где границы этого явления? Где еще высокий патриотизм, а где — уже банальный почвеннический консерватизм? Как Церковь решает этот вопрос для себя? Каков патриотизм православного христианина?

Наблюдение над современной ситуацией дает повод для беспокойства, что патриотизм понимается слишком узко — как военная защита Родины от вероятного противника.

Например, мероприятия, организуемые церковными (епархиальными, благочинническими) структурами, заявляемые как патриотические, имеют почти всегда чисто военную окраску. Ученики гимназий и воскресных школ надевают форму, маршируют строем, стреляют из оружия, метают ножи, выезжают на сборы, полигоны, играют в «Зарницу», посещают воинские части, встречаются с ветеранами войн. Не сформируется ли у них превратное мнение, что патриотизм носит исключительно экспансионистский, милитаристский дух?

Или это — «эффект маятника», следствие того, что в постперестроечные годы, при тотальном господстве либерализма, тема армии в обществе вообще была под запретом, сама армия унижена и разорена, любовь к Родине — оплевана? Что это — как бы наверстывание утраченного, исправление перекоса?

И еще важный вопрос: есть ли вообще в Священном Писании, а особенно в Евангелии, основания для патриотизма? Ряд мнений гласит, что в Новом Завете проповедуется откровенный «уранополитизм».

Приводим мнения нижегородцев, чьи взгляды в совокупности отображают позицию современных людей Церкви.



Священник Виктор Дудкин, главный редактор СМИ Нижегородской епархии:

— Боюсь, мы подняли слишком много вопросов одновременно. Термин. Границы. Патриотизм-консерватизм. Церковь и патриотизм. Милитаристский дух как исправление перекосов. Основания в Священном Писании.

Чтобы не изобретать велосипед, давайте откроем «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви». Это официальный документ, в котором изложены базовые положения по вопросам церковно-государственных отношений и по ряду современных общественно значимых проблем.

В разделе «Церковь и государство» приводится цитата из Послания Поместного Собора РПЦ 1990 года: «На протяжении тысячелетней истории Русская Православная Церковь воспитывала верующих в духе патриотизма и миролюбия. Патриотизм проявляется в бережном отношении к историческому наследию Отечества, в деятельной гражданственности, включающей сопричастность радостям и испытаниям своего народа, в ревностном и добросовестном труде, в попечении о нравственном состоянии общества, в заботе о сохранении природы». Лаконичный вариант ответа сразу на несколько вопросов.

В том же разделе приводится и краткий экскурс в историю церковно-государственных взаимоотношений, в том числе на примере Священного Писания.

От себя хочу добавить: Отечество — наш дом. Патриотизм — любовь к дому. А любовь — это не на печи лежать. И, если бы нам в своей жизни удавалось побороть нашу греховность и приблизиться к апостолькому «любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит» (1 Кор 13: 4–7), то все вопросы сами собой бы отпали.

Из-за отсутствия любви разваливаются наши семьи, дети воспитываются матерями-одиночками, и чтобы подрастающее поколение не повторило «подвига» своих родителей, необходимо восполнять пробелы безотцовщины. Отсюда и «Зарницы». Это шаг от теории к практике. Патриотизм в действии. И дело не в милитаристском духе: наши мальчишки должны вырасти — мужчинами.



Наталья Шитова, супруга протоиерея Илии Шитова:

— Понятие «патриотизм» для христианина неоднозначное. Мы все, христиане, являемся гражданами Отечества Небесного. Но, живя в Отечестве земном, мы не только должны чтить гражданские законы, но обязаны беречь и защищать наше земное Отечество от посягательства врагов как внешних, так и внутренних.

Церковь возносит свои молитвы за земное Отечество, за власти и воинство. Сам Христос учит любить Отечество, то же самое говорит и апостол Павел. Жертвенность Родине проявляется и в словах Христа: «Нет больше той любви, аще кто положит душу свою за други своя». Жертвенность человека должна быть очевидной на протяжении всей его жизни. Если Богу мы приносим наше сердце, ум и любовь, то Отечеству мы служим воспитанием детей в духе религиозно-нравственном и возделываем то, что нам дал Господь в этой земной жизни. Мы должны любить свое государство и заботиться о нем, быть в послушании властям в том, что не противоречит вере в Живого Бога.

Воспитывая детей в любви к Родине, мы тем самым воспитываем граждан не только земли, но и Неба. И когда в годы лихолетья патриотизм затаптывали в грязь, насаждая чужие идеалы, поклонение греху и разврату, пытались уничтожить нас как нацию, Церковь всегда стояла на защите Родины. Патриарх Павел Сербский сказал: «Неважно, где ты родился. Родину мы не выбираем. Но важно всегда быть человеком». А человек — это не только белковые формы жизни, по заявлению Маркса, но и живая душа, которая стремится к высшему — к Богу. И, как сказал Иоанн Златоуст, «надо любить собственных врагов, бороться с врагами Отечества (защищать его) и ненавидеть врагов веры». Поэтому я считаю, что патриотизм и любовь к Отечеству выражаются в любви к Богу, семье, воспитании детей в этой любви. И такому человеку ничего не страшно, если он — Человек. Победив внешних врагов, мы побеждаем и внутренних.



Даниил Семикопов, проректор Нижегородской духовной семинарии по научной и учебной работе:

— Я полностью согласен с матушкой Натальей в том, что патриотизм — понятие неоднозначное. Падший греховный человек из всего создает идолов. И чем возвышеннее объект, который наше падшее сознание превращает в идол, тем он соблазнительнее и опаснее. В такой идол можно превратить даже наши представления о Боге. И очень часто идолопоклонство возникает на культурно-национальной почве, когда обожествляется понятие Родины, а патриотизм становится религией.

И здесь, конечно, можно вспомнить фразу, которую очень часто произносят противники патриотизма: «Христа распяли патриоты». Да и римляне, гнавшие первые три века христиан, были тоже крайне патриотичны и консервативны. Именно их традиционализм и был основной причиной неприемлемости для них существования христиан в составе Римской империи.

Но огромной ошибкой было бы сделать из этого вывод о беззаконности или ненужности для христианина быть патриотом. Есть соблазн сказать, что мы — граждане Небесного Града, «уранополиты», и на все земное нам плевать. Но человек не только духовное, но и телесное существо. Душой он должен принадлежать Богу, но как природное телесное существо он рождается в определенном месте в определенное время, принадлежит к определенной этнической группе, растет как носитель определенной культуры и становится гражданином определенной цивилизации.

Русский православный человек слышит о Боге на русском языке, он воспитывается на образах православных русских святых, читает великую русскую литературу и поэзию, наполненную тоской о Боге. Человек не живет в безвоздушном пространстве, вне культуры и истории. Просто необходимо четко выстраивать систему ценностей.

Из-за того, что Бог выше преходящей земной Родины, не следует отбрасывать высокое чувство патриотизма. Родина, культура, история своего народа должны быть той почвой, опираясь на которую, а иногда и отталкиваясь от нее, человек должен восходить к Богу.

Но при этом необходимо помнить крайнюю опасность соблазна поставить на место Бога что-либо земное, в том числе и культуру, и национальное чувство. Нельзя превращать средство в цель, нельзя останавливаться в своем движении к Богу, ставя вместо Его трансцендентного Образа образ земной, пусть и очень высокий. В этом случае мы начинаем поклоняться золотому тельцу культурного и национального утопизма, замещая Царство Божие земным царством. Но всегда надо помнить, что все, кто хотел построить рай на земле, превращали ее в ад.

Подготовил Дмитрий Романов

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.