Помочь встретиться с Богом

28 августа 2015 года 10:53


Это и есть главная миссия священника, убежден иерей Михаил Уланов, клирик нижегородской церкви святых апостолов Петра и Павла. Молодой батюшка относится к той категории русских священнослужителей, для которых, помимо догматических правил, важен личностный подход к каждому прихожанину.

«Святой Серафим, спаси сына!»

Многое в жизни человека, в его становлении, социализации зависит от родителей. В том числе опыт общения с Богом. У каждого человека, у каждой семьи он свой. Бывает так, что порой чтобы прийти к вере, надо пройти нелегкие испытания.

Мише Уланову было три года, когда он тяжело заболел воспалением легких. Это было в городе Сарны Ровенской области на Украине. Заболел тогда мальчик настолько сильно, что ребенку, дабы стабилизировать воспалительный процесс, делали полное переливание крови. Стоит ли говорить, что пришлось вытерпеть маленькому пациенту. «Эти дни я помню отрывочно, — говорит отец Михаил. — Из больницы меня отпустили домой, мама забрала. И вдруг температура внезапно подскочила до 40 градусов. Родители срочно вызвали «скорую». Приехавшие врачи только руками развели: мол, везти снова ребенка в больницу не имеет смысла, ждите». По сути, медики тогда отказали Мише в помощи. Для родителей это были тяжелые часы и минуты, которые чуть не повергли их в отчаяние.

Но был один спасительный лучик. Его мама тогда впервые помолилась преподобному Серафиму Саровскому: как раз накануне ей на глаза попалась брошюрка о святом старце. Молитва матери подействовала — у ребенка сразу спала температура, и болезнь быстро ушла. После этого исцеления мама будущего священника надела на себя крестик, который не носила раньше, хоть и была крещеной.

В следующий раз Миша Уланов встретился с батюшкой Серафимом в то время, когда через Москву перевозили мощи преподобного. Бабушка повела внука приложиться к святым мощам.

Самого Михаила крестили в младенчестве — как родился, так и крестили. А имя свое он получил по рекомендации прабабушки Феклы. Она с правнуком в один день, 19 сентября — в день Воспоминания чуда Архистратига Михаила, родилась.

— Приходит она в дом и говорит родителям: «На Михаила родился — значит, будет Михаилом», — рассказывает наш собеседник.

Та болезнь, перенесенная Михаилом Улановым в детстве, повлияла и на его родителей, и, естественно, на мальчика. В храм Михаил стал ходить рано — вместе с мамой. А папа крестился перед свадьбой.

Причастие в реанимации

Никогда не впадать в уныние, искренне верить в лучшее, каждый шаг совершать, укрепляясь в вере Христовой, — таков подход к жизни у отца Михаила. К этому мировоззрению, наверное, привел случай из детства. Но был и еще один случай, уже в начале служения.

Когда нижегородских семинаристов рукополагают в сан, они проходят практику в Дивееве — служат сорокоуст. На литургию приходили самые разные люди. А однажды молодого священника вызвали в реанимацию.

— Захожу в палату интенсивной терапии, там лежит мужчина лет сорока, который, по всему было видно, уже отходил. Рядом с ним пожилой священник, соборует его, — рассказывает отец Михаил. — Смотрю, больной в сознании. Говорю: «Батюшка, давай причастим!» Тот отвечает твердо: «Нет!»

Но я уже тогда интересовался церковным правом (сейчас преподаю его в семинарии), а священнослужители старшего поколения зачастую были лишены возможности получить надлежащее образование, и каноны Церкви, к сожалению, не всем известны. Между тем тринадцатое правило Первого Вселенского Собора, например, гласит, что ни при каких обстоятельствах нельзя отказывать человеку в Причастии, если он умирает.

А у того пациента действительно было тяжелое заболевание — патология печени и пищевода. Даже врач сказал, что мужчине осталось жить три часа. У дверей палаты собрались все его родственники: мама, жена, дочка. Все заранее в траурных чувствах, в слезах. Когда батюшка вышел из палаты, я причастил больного. Сказал ему: «Ты можешь сейчас поговорить с Богом». И он, по всей видимости, поговорил. Потому что через неделю я снова причащал его в больничной палате! Знаете, когда после Причастия человек говорит с Богом, в его жизни, в каждой составляющей, все меняется. Не раз я причащал таких больных.

Сарны — Ярцево — Нижний Новгород

Иерей Михаил Уланов родился на Украине, затем его отец поехал работать на завод в Ярцево Смоленской области. Здесь, на Смоленщине, семья Улановых начала посещать церковь апостолов Петра и Павла. Кстати, в Нижнем Новгороде отец Михаил тоже служит в Петропавловской церкви, такое вот совпадение.

— В ярцевском приходе служил очень хороший священник — отец Вадим, — говорит батюшка. — Удивительный был этот священник. Я познакомился с ним еще дошкольником, считал его своим духовником.

Первый опыт служения в Церкви случился у отца Михаила в школьном возрасте. Он и его однокашники трудились в Петропавловском храме, когда тот еще восстанавливали. Для ребят этот храм стал вторым домом, а отец Вадим — наставником. Как-то раз батюшка решил для торжественности нарядить приходских мальчишек в стихари. И надо такому случиться — стихаря для Миши Уланова не досталось. «Как же мне было тогда обидно!» — признается он. Повзрослев, отец Михаил научился спокойно относиться к подобным вещам.

Десять профессий в одном служении

Так получилось, что детские мечты о будущей профессии нашего героя миновали. Убеждение, что он станет священником, отец Михаил никогда не подвергал сомнению. А любовь к гуманитарному знанию, которое в семинарии преобладает, — это у него со школы.

— На литературе у нас всегда царила необыкновенная, таинственная обстановка позапрошлого века, — объясняет отец Михаил. — Помню, читали Гоголя. Была вторая смена, зима, темнело рано, и учительница приносила на урок трисвечник, зажигала свечи. И читали при свечах…

Поступать в семинарию в Нижний Новгород отца Михаила благословил его духовник: он знал Нижегородскую семинарию как сильное учебное заведение с высокопрофессиональными педагогами.

Шел 1999 й год. В то время быт семинаристов разительно отличался от нынешнего. Сейчас в комнатах живут по 4–6 человек, а тогда жили сорок. Послушания сегодняшних студентов — почистить картошку, где-то прибрать, помыть. Тогдашние же топили дровами кочегарку. Тяжело было оторваться от родителей, от внешнего мира. Но это был шаг в самостоятельную жизнь. И отец Михаил этот шаг сделал.

Так кто же такой священник для прихожанина? Врач? Психолог? Учитель? Наш собеседник считает, что каждая профессия в практике священнослужителя пригождается:

— Приходят люди в храм очень часто со своими проблемами, и мы начинаем искать им врача, юриста, психолога, еще кого-то. Но на самом деле задача священника — обеспечить встречу человека и Бога, их разговор. Когда мы причащаемся, Церковь в жертву Богу на литургии приносит хлеб и вино. Бог с ними соединяется, и мы встречаемся с Самим Богом.

Увидеть эмоции взрослых

Со своей матушкой Аллой батюшка познакомился еще до поступления в семинарию. Пели вместе в хоре. Отец Михаил дарил девушке ее любимые розы. И еще хризантемы, всю цветочную палитру. А пожениться решили, когда батюшка уже окончил Московскую духовную академию.

У Улановых крепкая семья, подрастают двое детей: шестилетняя Настя и Серафим трех с половиной лет. Имена для них родители выбирали те, какие нравились самим. И опыт воспитания тоже приобретали самостоятельно.

— Вся проблема в том, что детям не хватает родительского внимания, — считает батюшка. — Когда исповедуешь людей, общаешься с родителями, видишь, что многие из них скупы на общение с собственными отпрысками: пришли, устали, хочется самим кино посмотреть, пива попить, куда-нибудь сходить. А детей — на бабушку, на дедушку оставляют. И даже если родители целый день дома, ребенку постоянно говорят: «Отстань!» А дети, между прочим, специально «доводят» родителей до того, чтобы они начали раздражаться: так они учатся. Ведь им нужно видеть эмоции взрослых. Понять, к примеру, что такое гнев, раздражение, злоба и прочее.

Думаю, что внимание к своему сыну, дочери — это краеугольный камень воспитания полноценного человека. Этот путь надо применять в каждой семье.

Игорь Чистяков

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.