Два крыла

10 сентября 2015 года 11:45


Ветхий — значит старый, отживший свое. Зачем мы, имея Новый Завет, не сдаем в архив истории Ветхий? Ведь Господь исполнил его, завершил. Много было подобных попыток за историю Церкви, но вот странность: отбросив Ветхий Завет, тут же приступали кроить Новый и плодить ереси. Слишком многое их связывает. В конце концов, это единая, живая и действующая история домостроительства нашего спасения.

Эта книга учит жестокости и оправдывает насилие, она превозносит ценность одной нации над всеми остальными, содержит прямые призывы к убийствам (в том числе женщин, детей и стариков), уничтожению чужих культурных и религиозных ценностей — так говорят о Ветхом Завете в наше время некоторые провинциальные политики, которые в 2009 году в Ставрополе и Екатеринбурге пытались через суд признать Священное Писание Ветхого Завета экстремистской литературой и запретить его распространение.

Но как сказано в самом Ветхом Завете, «нет ничего нового под солнцем», и подобную мысль высказывал еще во II веке еретик Маркион из Синопа. Он учил, что существуют два бога: жестокий Творец, о котором повествует Ветхий Завет, и милосердный Бог Любви, явленный в Новом. Между ними нет ничего общего: до Христа люди якобы не знали Бога Любви и поклонялись жестокому Творцу, по ошибке принимая его за высшее божество.

Это учение было отвергнуто Церковью. Напротив, она провозгласила и подтвердила, что Священное Писание, состоящее из Ветхого и Нового Заветов, для нее нераздельно.

Отбросить Ветхий Завет — это значит отказаться от плоти, от человеческой природы Христа. Дело в том, что история спасения для христианина начинается не с Рождества, а с момента грехопадения человека, когда возникает сама потребность в спасении. Ведь сначала нужно понять, от чего вообще нужно спасать человечество, почему оно оказалось отделено от Бога и порабощено смерти. Об этом как раз и говорится в Ветхом Завете.

Его жестокость и кровавость объясняются тем, что это — честное и подробное повествование о падшем человечестве, а не умилительное чтение на ночь. И если мы будем честны, исторически последовательны и справедливы, нам придется признать, что мир за пределами Закона был и жестче и кровавее.

Ни в одном из писаний других религий человеку не говорили с такой поразительной простотой «не убивай, не кради, не прелюбодействуй». В самом деле, даже теперь есть люди, для которых не прозвучала не только Евангельская весть, но и десятословие Закона Моисеева. И если нас, представителей новозаветной цивилизации, это коробит, значит Закон — действительно «детоводитель ко Христу», по слову апостола Павла. Значит он взрыхлил сердца наших предшественников настолько, что в них проросли семена Евангелия, и мы — уже ростки не дикой розги, но привитой к лозе Христовой.

Да, пророк Моисей провозгласил: «око за око, зуб за зуб» — значит в его время не ограничивались оком, а за око отнимали жизнь, причем иногда у всего семейства.

В те времена Нагорная Проповедь была бы просто невозможна. Потребовалось полторы тысячи лет, чтобы пророки Израиля возгласили волю Божию: «Милости хочу, а не жертвы!»

Бог готовил человечество к пришествию Христа задолго до того, как оно состоялось. Ветхий Завет дает ключ для учения и событий, излагаемых в Новом Завете. Если бы мы имели только Новый Завет, то, начиная читать Евангелие, не знали бы, почему иудеи так ожидали Мессию. Без Ветхого Завета люди не смогли бы определить Иисуса из Назарета как Мессию из множества детальных пророчеств о Нем — например, о месте рождения, о том, каким образом Он умрет, о Его воскресении и многих других подробностях Его служения.

Без Ветхого Завета мы бы не понимали иудейских обычаев, которые вскользь упоминаются в Новом Завете. Мы бы не знали, как фарисеи исказили Божественный закон, добавляя к нему свои традиции. Мы бы не понимали, почему Спаситель был столь разгневан, когда бичом изгонял из храма торгующих.

В Евангелиях и книге Деяний апостолов зафиксировано исполнение многих пророчеств, которые были записаны за сотни лет до этого в Ветхом Завете.

История Ветхого Завета показывает нам события прошлого в религиозной перспективе: времена меняются, но проблема нравственного выбора, стоящая перед каждым человеком в любой момент его жизни, — вечна.

Кроме того, в книгах Ветхого Завета много пророчеств — они способствуют нашему укреплению в вере. Как мы помним, Гос­подь, воскреснув и явившись ученикам, объяснил им, что произошло то, о чем написано в Ветхом Завете: «надлежит исполниться всему, написанному в законе Моисеевом, пророках и псалмах» (Лк 24: 44).

Ветхий Завет полон прообразов: спасение от потопа в ковчеге — спасение в Церкви, жертвоприношение Исаака — Крестная смерть Спасителя, рабство в Египте — духовное рабство человечества дьяволу, выход из Египта — спасение во Христе, переход Чермного моря — крещение, манна в пустыне — хлеб жизни в таинстве Причастия, Ковчег Завета — Матерь Божия…

Многие книги Ветхого Завета — притчи, Песнь Песней, Псалтирь — вершина мировой поэзии всех времен. Недаром богослужение Новозаветной Церкви широко основано на лучших поэтических образцах Ветхого Завета. Псалтирь разобрана на цитаты, стихи и припевы практически вся. Мало того, она прочитывается за богослужением вся за неделю, а в Великом посту — трижды за неделю.

Ветхозаветные образы включены во многие молитвы. Если мы произносим слова «молюся яко Иона» — значит надо знать содержание книги пророка Ионы, хотя бы на уровне пересказа в детской Библии.

Не следует думать, что постоянное обращение к Ветхому Завету и его образам вредит восприятию Нового Завета. Нисколько! Богодухновенные части единого Писания, содержащие в себе Божественное Откровение, — это два крыла, данные «Жене, облеченной в солнце» (образ Церкви в Апокалипсисе). В них премудро сплетены связующие нити, которые раскрывают во всей полноте Промышление Божие о мире.

Дмитрий Романов
Гравюра: Альбрехт Дюрер. Жена, облеченная в солнце

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.