Митрополит Ловчанский Гавриил: «Святость — это не чудеса. Это смирение и любовь»

26 октября 2015 года 17:00


11 сентября студенты Нижегородской духовной семинарии и православного женского духовного училища встретились с митрополитом Гавриилом, управляющим Ловчанской епархией Болгарской Православной Церкви. Владыка Гавриил возглавлял делегацию духовенства из Болгарии, прибывшую на нашу землю по приглашению митрополита Нижегородского и Арзамасского Георгия. Иерарх Болгарской Церкви ответил на вопросы юношей и девушек.

— Владыка, расскажите, чем вы увлекались и трудно ли было молодым людям тогда идти к вере?

— Я был мальчиком из небогатой семьи. Отец — практически неверующий. Мать верующая, а бабушка — очень верующая. Но все-таки мой приход в Церковь — это чудо Божие. Когда-то я учился в Московской духовной академии. До этого — в инженерном институте, а еще раньше — в средней школе математического профиля. Помню, в выпускном классе учительница поинтересовалась, кто где дальше продолжит образование. И мой друг сказал, что он будет учиться в духовной академии. А это был 1969 год. Я тогда подумал: все что угодно, но только не это. Однако Господь призвал. Идти к вере было очень трудно. Даже книгу религиозного содержания нельзя было достать. Обстановка в те годы была такая, что Церковь не устояла бы, если бы не было Бога,— это только благодать Божия!

А у вас в России в свое время еще хуже обстояли дела. Ведь все, кажется, должно было получиться у безбожников. Я знал одну старицу, русскую, она рассказывала, что после революции даже кладбища распахивали как поля. Для того чтобы не было крестов, чтобы забыли, как они выглядят. Еще мне говорили про один детский дом. Вы подумайте, Советский Союз, детдом. Ну кто этим малышам рассказывал про Бога? Детям своим не рассказывали, боялись… А они, когда все ложились спать и воспитатели тушили свет, вставали на коленочки и молились. Вот почему? Никто им не показывал, не учил. То есть безбожники, кажется, могли все. Но они забыли, что идут против Бога Живого. Вот и все.

Сейчас вера в России возродилась. Можно ее исповедовать, не боясь преследований. Но у вас, у современных молодых людей, другая проблема: не уклониться в ересь. Мы раньше знали, что Бог там, где Церковь. А сейчас под видом проповедников слова Божия часто выступают секты. И сложно человеку понять, где истина. Сектанты очень хорошо знают Священное Писание. Но по букве, а не по духу.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) в свое время тоже был сильно озабочен, что очень много религиозных учений и каждое говорит о том, что истина на его стороне. И будущий богослов не знал, где ее искать. Но потом он писал, что Господь вложил ему мысль искать истину в учении святых отцов. Святитель особо отмечает, что у них нет противоречий, они едины в догматических толкованиях. И уже две тысячи лет это единство сохраняется. А секты? Одни отрицают других. Потому что где нет благодати, не может быть единства.

Симеон Новый Богослов писал, что знать Священное Писание — это все равно что носить за плечами сундук с сокровищем, а понимать — значит открыть сундук и пользоваться его содержимым. Сектанты трактуют Писание, но они его не понимают. Потому что открыть истинный смысл может только Дух Святой.

Преподобный Серафим Саровский сказал, что истинный смысл человеческой жизни — стяжать благодать Святого Духа. Нет другого смысла. Человек создан для вечности, а наша жизнь по сравнению с вечностью — ничто. Надо так жить, чтобы за свою жизнь получить благодать Святого Духа. Поэтому и нужно читать святых подвижников. Нет истинного православия вне святых отцов!

— Встречались ли вам люди, которые стали своего рода указателями истинного пути к Богу?

— Как я уже сказал, бабушка у меня была очень верующая, изначально она учила добру и вере. Потом Бог привел к одному нашему иерарху — владыке Парфению, который многое мне дал. Это был очень образованный и глубоко верующий человек.

То есть такие люди были. Если бы я жил так, как они меня учили, тоже был бы, наверное, очень духовным человеком. Я был знаком со старицей, которую, я думаю, Господь тоже в свое время прославит в лике святых. Она уехала из России в Югославию после революции. Одно время управляла там семью монастырями. Потом ее, можно сказать, выгнали из страны, и матушка перебралась в Албанию, где прожила четыре года. К ней хорошо относились, но было очень трудно жить, потому что вокруг мусульманские деревни. Не притесняли, нет. Но не ощущалось духа православия, который для нее был жизненно важен. Потом матушку благословил Патриарх Алексий I, и она жила в Болгарии в маленьком скиту возле столицы.

Я туда стал ходить, познакомился с ней, а потом там остался и прожил в этом монастыре пятнадцать лет. Это была настоящая подвижница. Я и монахом стал в основном из-за нее: хотел продолжать дело матушки. Не думал об архиереейских кафедрах, намеревался остаться жить в монастыре. Но Господь распорядился по-другому.

Если еще говорить о людях, которые стали для меня примером, — был русский архиерей владыка Питирим, отца Иоанна (Крестьянкина) я знал Псково-Печерского. Сейчас мы дружим с одним подвижником из Греции — его отец, кстати, работал инженером в СССР. Много было и есть людей в моей жизни, которых можно назвать светильниками благочестия. Но я, к сожалению, не живу как они учили. А по букве-то (улыбается) много знаю.

— Как Болгарская Церковь относится к «пророчице» Ванге?

— Мы не считаем ее пророчицей от Бога. Не считаем святой. Я не стану говорить, что ее способности от лукавого, но точно знаю, что не от Бога. Я заметил: у вас в России многие увлекаются Вангой. Но ее деятельность, если можно так сказать, не имела духовно-созидательной направленности. В русле духовной жизни, в русле духовного становления человека ее пророчества не играли никакой роли. Она и детей крестила. Но это тоже ничего не означает. Ведь святые отцы говорят, что признак святости — не чудеса, не предсказания… А смирение и любовь. Если у человека есть истинное смирение — он свят. А если нет — он совершает ложные чудеса. И, потом, она очень мало предсказывала будущее. Дьявол будущего не знает. Но могла сказать о настоящем. И иногда очень точно.

— В наше время пышно украшаются храмы, проходят очень торжественные службы. Но не получится ли так, что любуясь убранством церквей, люди отвлекутся от сути богослужения? Не умалится ли за этой роскошью само понятие Евхаристии и не случится ли так, что придет Христос, а мы Его не узнаем?

— Это может произойти, если мы будем молиться лицемерно. Только внешне, а внутри нас не будет Христа, стремления быть с Ним. Но если вера истинная, красивый храм не помешает. Он ведь — образ Царствия Божиего на земле. Если храм красивый, если там хорошее пение, иконы — это помогает человеку искренне верующему поднять свою душу в высоту.

Святые подвижники могли молиться где угодно, уходили в пустыню. Им было все равно, в церкви они или в пещере: на душевном состоянии это мало отражалось — они были близки с Богом. Но мы не они. Для многих людей все-таки важно, чтобы в храме было благолепно, чтобы хорошо пел хор. Это помогает прийти в особое, молитвенное состояние.

— Владыка, что нужно делать, чтобы не стать лицемерным? Как не растерять внутреннее благочестие, сохранив при этом только внешнее?

— Следить за собой. Все свои поступки анализировать. Каждый раз задавать вопрос: почему я это сделал? Сознаваться себе: так, вот это я сделал лицемерно. Вот этому человеку сказал хорошее, а за спиной — совсем другое… Надо в свои мысли не лениться заходить и разбираться в них. Возьми вечером на бумаге напиши, что за день сделал правильно, что — нет. И постарайся не повторять плохих поступков. Обязательно нужно читать Евангелие и святых отцов. Духовная наука, наука спасения своей души — она самая сложная.

— Какие у вас впечатления от посещения Нижегородской земли, в частности Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря?

— Там, где пребывают мощи такого великого святого, как преподобный Серафим Саровский, всегда царит радость. Очень многие жители нашей страны мечтают побывать в Четвертом уделе Божией Матери. Но не у всех есть такая возможность. Я очень благодарен вашему архипастырю, митрополиту Георгию, за приглашение приехать в Нижний Новгород. Здесь, кроме прочего, я увидел опыт, который хотел бы перенести в нашу епархию. Я говорю о православных гимназиях, которых в Болгарии нет. Очень хорошие впечатления от посещения вашей духовной школы. Хотелось бы отправить кого-то из наших семинаристов учиться сюда.

Вообще Россия — это страна с великим прошлым и великим будущим. Здесь было много святых подвижников. А мир будет существовать до тех пор, пока есть те, кто спасается. Когда придет время и не станет достойных, спасающихся людей — пропадет смысл существования этого мира.

Еще хочу сказать, что я благодарен педагогам и воспитанникам духовных школ за то, что они по смирению своему пожелали встретиться со мною. Здоровья всем вам, помощи Божией в делах и долгой жизни, чтобы сделать много добра и как можно больше людей привести ко спасению.

Подготовила Надежда Муравьева

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.