Священство и учительство

2 декабря 2013 года 13:59


Двадцать лет минуло с тех пор, когда у Нижегородской духовной семинарии (НДС) появилось второе дыхание. В 1993 году, после десятилетий богоборческого времени, она вновь начала свою работу. Ныне НДС является учебным заведением, где человек получает высшее богословское образование. Плюс к этому священнослужитель или выпускник семинарии может пополнить свой багаж знаний, получая второе высшее образование на теологическом факультете Нижегородского государственного педагогического университета имени Козьмы Минина (НГПУ). О возрождении богословского образования на Нижегородской земле мы говорим с президентом Мининского университета, заведующим кафедрой философии, доктором философских наук, профессором, заслуженным деятелем науки Российской Федерации Львом Шапошниковым.

— Лев Евгеньевич, сегодня вы, кроме деятельности на посту президента университета, ведете большую педагогическую работу и в стенах Нижегородской духовной семинарии. Каким был ваш путь в это учебное заведение, кто повлиял на ваш выбор?

— Отвечая на этот вопрос, нельзя не сказать о личности владыки Николая —тогда архиепископа Горьковского и Арзамасского. Это было в 1989 году. Я вернулся в Горький из Белгорода, где возглавлял государственный педагогический институт. И если раньше у нас было поверхностное знакомство с владыкой Николаем, то тут мы с ним познакомились достаточно основательно. Возникла идея пригласить его на встречу со студентами пединститута. Вместе с ректором Игорем Куровым мы попросили аудиенции и поехали в резиденцию архиепископа, которая тогда находилась в Карповке. Нас приняли очень радушно, напоили чаем. Именно тогда прозвучала программная фраза, которая потом неоднократно звучала из уст митрополита Николая: «Священство и учительство — два сословия в России, которые заботятся о душе человека».

У владыки была прекрасная библиотека, и многие книги, которыми я пользовался, только у него и мог найти. Когда я писал первый вариант книги «Консерватизм, модернизм и новаторство в русской православной мысли XIX–XXI веков», то труды догматиста Малиновского, с которыми мне необходимо было познакомиться, я нашел у владыки.

В 1990-х владыка Николай был очень озабочен необходимостью создания в городе духовного учебного заведения, поскольку Нижегородская епархия испытывала большой дефицит в кадрах. Но его всегда смущало то, что, как он говорил, можно и ПТУ назвать семинарией, однако от этого оно семинарией не будет. Необходимо было создать такое учебное заведение, которое бы отвечало тем стандартам, тому уровню подготовки, который может обеспечить только полноценная семинария.

В идеале это должно быть высшее учебное заведение, но Его Высокопреосвященство рассудил, что начать надо с духовного училища, и уж когда оно себя зарекомендует и мы увидим, что оно может давать образование на более высоком уровне, тогда его следует преобразовать в духовную семинарию. Так и получилось: в 1993 году в Нижнем Новгороде появилось духовное училище, а в 1995-м учреждена Нижегородская духовная семинария. Владыка Николай отличался умением чувствовать, правильно оценивать людей, и это находило отражение в его кадровой политике. Так, первым ректором Нижегородской семинарии был назначен архимандрит Кирилл (Покровский), под руководством которого учебное заведение достигло значительных успехов. А меня владыка Николай и архимандрит Кирилл благословили читать там курс истории русской религиозной философии.

— Как начиналась ваша педагогическая работа в стенах возрождаемой семинарии?

— Условия были, конечно, в те времена аскетичные. Вначале занятия велись в монастырском корпусе с обшарпанными стенами, грозившими вот-вот провалиться полами, с плохим освещением. Но что поражало и чего, может быть, нет у сегодняшних семинаристов, — это энтузиазм. Люди действительно стремились к знаниям так истово, как человек, томимый жаждой, стремится напиться чистой воды. Был такой энтузиазм!

Что касается читаемого мной в семинарии курса, то в светских учебных заведениях он не предусматривался. Там читалась история философии, и лишь как небольшая часть ее — история русской философии. Естественно, религиозная философия специально не изучалась. Это был отдельный курс — более систематический и адаптированный для преподавания в богословских учебных заведениях.

В 1992 году увидела свет одна из моих первых книг «Русская религиозная философия XIX–XX веков». Акцент был сделан на анализе самобытной русской философии, которая начинает развиваться с конца 1830-х годов такими философами, как Чаадаев, Хомяков, Соловьев, Данилевский, Леонтьев, Розанов, Флоренский, Бердяев. Целью читаемого курса лекций было не только познакомить будущих богословов с концепциями, но и дать оценку тем или иным персоналиям с точки зрения современного православного богословия.

— Лев Евгеньевич, вы возглавляете светский вуз. А что значит для вас Нижегородская духовная семинария? Отличаются ли современные студенты НГПУ от семинаристов НДС?

— Для меня стены семинарии такие же родные, как и стены педагогического университета. В НДС на четвертом курсе в течение учебного года я веду все тот же предмет — историю русской религиозной философии. Если говорить о студентах, то молодые люди мало чем отличаются. И в семинарии, и в университете есть 30 процентов таких, кто охотно учится, стремится к знаниям, процентов 40–45 занимаются нормально, то так себе. А есть те, которые думают: учебный день прошел — и слава Богу.

Конечно, в семинарии немало и талантливых студентов, которые тянутся к знаниям. Один из моих первых выпускников Александр Ворохобов, например, под моим руководством защитил кандидатскую диссертацию по философии. Под руководством моего ученика Олега Парилова, ставшего профессором семинарии, защитил кандидатскую диссертацию по философии иеромонах Лаврентий (Собко). Сейчас учатся в аспирантуре два выпускника НДС: проректор Чебоксарского духовного училища отец Илия Лебедев и преподаватель НДС отец Андрей Логинов.

— Вернемся к Мининскому университету. Наряду с НДС высшее образование священник может получить и в вашем вузе. Какое место определено НГПУ в системе богословского образования? В чем специфика подготовки на теологическом отделении?

— 9 марта 2004 года вышел приказ Минобрнауки, дающий право педагогическим университетам осуществлять образовательную деятельность по специальности «теология», и с сентября 2004 года в нашем университете началась работа теологического отделения. В сокращенные сроки выпускники семинарии могут у нас получить светское высшее образование. Для такой категории абитуриентов существует закрытый прием. Сейчас обучаются 45 студентов по заочной форме. Учитывая, что выпускники НДС уже усвоили ряд профильных предметов, для них мы перезачитываем те теологические дисциплины, которые они изучали в семинарии. И студенты учатся не пять лет, а три с половиной. Выпускнику выдается диплом государственного образца по специальности «теолог, преподаватель теологии». Теологическое отделение не готовит своего студента к деятельности священнослужителя: в вузе нет практического богословия. Сфера деятельности теолога — школы и другие образовательные учреждения, музеи, библиотеки, средства массовой информации.

Церковь отделена от государства, но, как всегда подчеркивает Святейший Патриарх Кирилл, она никогда не будет отделена от общества. А чтобы выполнять многочисленные общественные функции, необходимо наличие квалифицированных людей, которые бы разбирались в вопросах социальной педагогической деятельности. Разные формы духовного образования не противоречат, а дополняют друг друга. Тем более что с 2008 года некоторые семинарии и духовные академии стали вводить программу теологии, они получают государственную аккредитацию, а диплом выпускников теологического направления признается государством. Главное — чтобы у нас был высокопрофессиональный, нравственно чистый корпус священнослужителей. И объединение усилий государства и Церкви в этом плане должно быть более эффективным.

Беседовал Игорь Чистяков

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.