О благочестии внешнем и внутреннем

1 декабря 2013 года 16:08


Евгений Солянкин дважды входил в состав молодежного парламента при Законодательном собрании Нижегородской области. На последнее свое заседание пришел (чем просто потряс многих коллег) уже монахом. Выпускник НГТУ имени Р. Е. Алексеева (факультет — высшая школа управления и технологий), он шесть раз участвовал в работе Всероссийского образовательного форума «Селигер», дважды — в качестве руководителя делегации православной молодежи области. Сейчас иеромонах Александр (Солянкин) возглавляет отдел молодежного служения Городецкой епархии. О радости общения с Богом, о жизненном выборе, о юности и православии — наш разговор.

— Отец Александр, существует документ об организации работы с молодежью в Русской Православной Церкви. Его появление — это требование времени? необходимость закрепить какие-то формы и методы документально? или в нем что-то принципиально новое?

— Миссионерские усилия РПЦ позволяют правильно выстроить работу и не погрузиться в суету, «тусовку», как говорит современная молодежь. Очень важно представлять цель, которую мы преследуем. В документе «Организация молодежной работы в Русской Православной Церкви» говорится: «Необходимость и важность церковной работы с молодежью имеет обоснованием учение Священного Писания о многообразии методов и форм апостольского служения Церкви». То есть мы видим, что молодежная работа — это, оказывается, одна из форм апостольского служения, проповеди Евангелия, через которое человек может прийти к искренней, сердечной вере, к единению с Богом.

Если этого единения не происходит, если эта цель вообще не ставится, то мероприятия, которые мы проводим, все наши усилия — «мартышкин труд». К сожалению, случается, что в работе с молодыми людьми не учитывается чего-то очень важного. Человек приходит в храм, но он не ищет общения с Богом, юноша (или девушка) бывает на молодежных собраниях на приходах — но и там нет стремления к Нему, а есть просто приятное времяпрепровождение. Или молодой человек учится в семинарии, но потом не желает становиться священником… То есть нет той «соли», о которой говорил Сам Христос.

Ведь служение в Церкви — это не деятельность какой-то общественной организации. Мы призваны нести людям слово Божие. Очень важно для молодого человека не терять благоговения, трепета в сердце, которые первоначально имеет каждый, когда сознательно приходит в Церковь. Наша задача — помочь в этом. Непозволительно небрежно относиться ко всему, что есть в Церкви: молитве, Священному Писанию и Преданию, проповеди священника, таинствам, иконам святых. Это крайне важно! От этого во многом зависит результат всей церковной молодежной работы, и не только молодежной.

— То есть в своем служении вы имеете возможность прикоснуться к сокровищницам душ, открыть людям путь к единению с Богом. Но вы сам — молодой человек. Кто открыл вам эту дорогу, причем настолько, что даже жизнь решили посвятить монашескому служению?

— Я родился в православной семье. Но в храм мы ходили нечасто, лишь по особым дням или от случая к случаю. Сейчас знаю, что люди верующие и церковные находятся в двух разных состояниях, у них разное понимание жизни. Ведь цель духовной жизни не в том, чтобы просто постоять в храме, попросить о какой-то помощи в житейских нуждах. Цель — в изменении состояния души.

Подрастая в девяностые годы и наблюдая события, происходившие вокруг меня, школьника, я пришел к мысли, что многое несправедливо в нашем обществе. Я думал: как лучше его устроить, как помочь людям? Еще в школе начал заниматься общественной деятельностью: входил в актив школы, ездил в лагеря актива, участвовал в различных проектах, акциях… Но не находил ответа на вопросы, которые так волновали. Мы делали много хороших дел, о них снимали репортажи, нам вручали грамоты. Но достаточных изменений в обществе в результате нашей работы не происходило.

И я все время думал о духовно-нравственном совершенстве, хотя только сейчас осознаю, что именно оно является определяющим в благополучии человека в Царствии Божием и в земной жизни. И стоит только задуматься, какой особой чести удостаиваются люди, входящие в храм! Допустим, кто-то собирается встретиться с Президентом — человек волнуется, представляет, как будет ждать, о чем-то говорить… А здесь, в храме, мы предстоим перед Лицом Того, Кто выше всех президентов, Того, Кто всем на самом деле управляет, — и мы имеем дерзновение общаться с Ним, на Кого ангелы и архангелы не смеют даже взглянуть.

Когда я делал первые шаги в Церкви, меня не покидало чувство особого трепета перед Богом. Мне говорили: «Через год-два это пройдет, появится привычка», я же просил: «Господи, хоть бы не проходило!» В то же время сначала было сложно даже службу выстоять, хотя и проникала мысль, что, может быть, буду священником. Но вот это чувство, что здесь, в храме, есть что-то для меня такое родное и близкое, перебороло все.

И, конечно, важнейшей в моем дальнейшем служении стала встреча с искренним и преданным слугой Божиим — игуменом Августином (Анисимовым), сегодня епископом Городецким и Ветлужским, и с древней Городецкой обителью. Каждый раз, возвращаясь из Феодоровского монастыря, я как будто с небес на землю спускался. Бог дает совершенную радость от соприкосновения с Его благодатью, которая иногда проникает в сердце через простой, казалось бы, но искренний разговор или чтение духовных книг.

— Кс тати, о литературе. Какие-то книги (светские или духовные), наверное, имеют для вас особое значение?

— Я бы хотел отметить три. Во-первых, это сборник трудов известного русского философа Ивана Ильина, который мне довелось встретить под общим названием «Почему мы верим в Россию». До этого и представить не мог, как возможно то, о чем мы слышим в Церкви, применить в нашей реальной жизни. Мне открылась Русь, которая до революции (особенно в допетровское время) жила особым укладом. В те времена не прийти в воскресный день в храм, не соблюдать посты — значило стать против общества, нарушить что-то очень важное.

Сегодня мы просто оторваны от этого мировоззрения. Хотя известны факты, что немцы, бравшие в плен наших людей во время Великой Отечественной войны, поражались (в концлагерях же проводились врачебные обследования), насколько целомудренны были наши девушки. Это документальный факт. И там же приводятся слова кого-то из немецких военачальников о том, что если народ так целомудрен, его нельзя победить.

Вторая и третья книги — это «Современная практика православного благочестия» Николая Пестова и «Беседы на Евангелие от Марка» святителя Василия Кинешемского, открывшие основы развития духовной жизни.

— Возвращаясь к молодежной теме. Удалось ли вам найти какие-то новые методы и формы работы, новые подходы?

— Крайне важно проводить мероприятия не разово. В этом году отмечается 750-летие со дня окончания у нас, в Феодоровском монастыре, земной жизни святого благоверного великого князя Александра Невского, названного в 2008 году Именем России. У нас разработана программа, связанная с этой датой.

В сентябре состоялся молодежный форум «Александр Невский — сокровище Российской земли», а буквально в эти дни проходят мероприятия, приуроченные к 27 ноября — дню преставления святого ко Господу. Мы дружим с молодежным активом северных районов области. На сентябрьской встрече был создан молодежный совет наследия Александра Невского, в который вошли деятельные ребята из молодежных палат. Но еще раз хочу отметить: молодежная работа в Русской Православной Церкви внешне может приобретать формы социального служения, но внутреннее наполнение — иное.

— Как же все-таки не «привыкнуть», сохранить этот трепет перед святыней?

— В первую очередь нужно понимать цель Бога о человеке. Господь каждого хочет вернуть в совершенное состояние (во всяком случае, приблизить к нему), в то состояние святости, в котором люди были первоначально созданы. И Бог готов дать нам необходимую силу. Поэтому важно молитве не придавать формального значения. Если молимся — действительно обращаться к Богу. Переступая порог храма, необходимо осознавать: я вхожу в Дом Божий. Садясь за трапезу, понимать, что эту пищу дал нам Господь. Когда мы обращаем внимание на такие вещи, то Бог с нами в каждый момент нашей жизни.

А какую особую силу нам может дать молитва тех, кому мы дороги и кому мы смогли чем-то по Божиему Промыслу помочь! Есть замечательные стихи известного православного автора монаха Варнавы (Санина) — пусть будут они нам добрым напутствием друг к другу:

Помолись обо мне, мой друг.
Помолись, когда я в дороге,
Чтобы где-то когда-то вдруг
Я совсем не забыл о Боге.

Помолись обо мне вдали.
Помолись, когда мы в разлуке,
Чтобы здесь, на краю земли,
Как Пилат, не умыл я руки.

Устремляясь глазами ввысь,
Прохожу я над самым адом.
Молча, шепотом или взглядом,
Где бы ни был я — помолись…


И если мы хотим, чтобы Господь помогал нам, то и нам самим важно стремиться помогать всем, кто действительно в этом нуждается.

Беседовала Надежда Муравьева
Фото Алексея Козориза


При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.