Митрополит Георгий: «Подготовить будущего священника не менее сложно, чем учителя или врача»

10 января 2014 года 11:53


Двадцатилетие возрождения Нижегородской духовной семинарии — важный рубеж ее становления. О том, какой путь пройден за это время и какую роль для Нижегородской митрополии играет духовная школа, в эфире радио «Образ» рассказал митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий, положивший немало трудов к тому, чтобы наша семинария стала одной из лучших в России.

— Начиная наш разговор, хотел бы напомнить, что Нижегородская семинария — самая первая в России. Петр Первый сначала подписал указ об открытии семинарии в Нижнем Новгороде, и только через месяц такой же указ был подписан для Петербургской семинарии.

Возрождение православной жизни на Нижегородской земле нельзя было себе представить без восстановления духовной школы. Судите сами: в 1988 году Нижегородская епархия насчитывала 46 священнослужителей, а сегодня их уже более шестисот, а ведь подготовить будущего священника не менее сложно, чем учителя или врача. Так что решить эту проблему без хорошей школы просто невозможно. Конечно, двадцать лет — это мизерный срок для того, чтобы восстановить то, что создавалось веками, а затем до основания было разрушено и семьдесят лет находилось в забвении. Ведь тогда не было ни помещений, ни преподавателей, и даже ни одного учебника… И вот в такой «пустыне» предстояло что-то создать. Этот огромный труд взял на себя приснопамятный владыка Николай, низкий ему поклон и благодарность.

— Вы помните свои впечатления от первого посещения Нижегородской семинарии?

— Очень грустные были впечатления, сразу по нескольким причинам. Я тогда прибыл из Московской духовной семинарии и академии — и имел представление, как это все может и должно быть. И от того, что я увидел в Нижнем Новгороде, у меня был шок: в одном помещении, очень стесненно, спали по 30–40 человек, было очень плохое питание, у студентов не было формы, заработная плата у преподавателей низкая, библиотека слабая, аудитории неухоженные, обшарпанные. Причем это никому нельзя ставить в упрек: это был этап становления, очень тяжелый. Что сразу порадовало — и это крайне важно — так это хороший преподавательский состав.

В те годы содержанием семинарии занимался лишь один Благовещенский монастырь. Это было неправильно, и я поставил задачу — чтобы вся епархия перечисляла деньги на содержание духовной школы. В результате за первые пять лет были решены основные организационные вопросы: ремонт, строительство, уровень питания и заработная плата преподавателей. За пять лет мы достигли хорошего уровня, наша семинария стала одной из ведущих. Наши преподаватели — профессора и доценты, люди с высшим светским, с высшим духовным образованием. Это радует. Даст Бог, и впредь будет так.

— Как дальше будет развиваться семинария?

— Всегда есть к чему стремиться. На семинарию налагается сразу несколько ответственных послушаний. Первое, неизменное, — это подготовка будущих священнослужителей. Нужно признать, что сейчас уровень образования и воспитания молодых людей, которые выходят из стен семинарии, качественно вырос. Наши выпускники — в большинстве своем люди грамотные и благочестивые. Именно такие должны посвящать себя служению Богу, ведь в таком деле не может быть случайных людей. Второе послушание семинарии — развитие богословской науки. Это подготовка молодых преподавателей, специалистов. Мы активно привлекаем наших семинарских педагогов к деятельности комиссии Межсоборного присутствия — так нижегородская духовная школа участвует в общецерковном деле. Мы также проводим множество конференций на уровне высшей светской школы — в лингвистическом, педагогическом, техническом университетах. На таких встречах поднимаются разные темы: взаимоотношения науки и религии, биоэтика, тема информационного пространства и идентификации личности. Все это требует участия большого количества специалистов, людей знающих, думающих.

Еще одно ответственное дело, которым занимается семинария, — воцерковление людей. Раз в пять лет мы проводим месячные курсы для служителей Церкви. С их помощью люди освежают свои знания, разрешают накопившиеся вопросы. Лекции затрагивают не только богословие, но и юридические, финансовые вопросы. Сегодня принято решение, что каждый работник митрополии должен пройти образовательные курсы в семинарии. И организация этого — забота семинарии. И псаломщик, и продавец в лавке, и водитель, и бухгалтер — все должны обладать церковными знаниями.

Также у нас есть богословские курсы, на которых соответствующее образование получают учителя и журналисты. Такие лекции слушают порядка 150 человек в год. Аналогичные занятия проводятся в Арзамасе, Дзержинске, на Бору. Организуются двухгодичные образовательные курсы для монашествующих на базе Дивеевского монастыря — и все лекции читают семинарские преподаватели. Это целый пласт работы, которого раньше не было. Так что семинария оправдывает ту заботу, которую ей оказывает каждый приход и монастырь своими отчислениями. А мы радуемся, что наша духовная школа состоялась как учебное заведение.

В канун двадцатилетия возрождения в семинарии открылась магистратура.

— Есть ли какие-то связи между Нижегородской семинарией и семинариями в других городах?

— Наша школа — это продолжение школы в Троице-Сергиевой лавре: и мои помощники, и многие наши преподаватели учились в Московской духовной академии. Нередко выпускники нижегородской духовной школы поступают в Московскую и Санкт-Петербургскую академии, потом мы их ждем как преподавателей. Из этих академий к нам приезжают профессора читать лекции, так что у нас очень тесные связи.

— Недавно семинария получила частицу мощей своего небесного покровителя преподобного Иоанна Дамаскина…

— Да, семинария в Нижнем Новгороде была открыта при епископе Дамаскине, и он учредил здесь храм в честь своего небесного покровителя. Преподобный Иоанн — ученый и философ, оставивший после себя множество трудов, это уникальный святой древней Церкви. Мы и представить не могли, что у нас будет такая радость и утешение, как появление в кафедральном соборе города частицы мощей святого преподобного Иоанна Дамаскина. Мы торжественно встречали эту святыню в нашем городе и сочли возможным разделить ее для того, чтобы часть ее постоянно пребывала в семинарии.

— Ваше впечатление от сегодняшних студентов семинарии?

— Разумеется, у них есть и сомнения, и переживания — это же молодые люди. Но мы и не можем требовать от человека 18–20 лет зрелого понимания. Другое дело, что я вижу, как молодые люди меняются за годы. Я им всегда говорю: как настойка, которая со временем становится все более густой и полезной, так и вы за пять лет пребывания в стенах духовных школ должны духовно «настояться», сформировать в себе другого человека, и в этом вас ведет Сам Господь. Только не надо торопить события — все в свое время. Господь вас не оставляет. Если человек живет по этому устроению души — то он и создает свою семью, и приходит к служению. Но для служения каждый человек должен созреть сам. Мы не столько готовим священника, сколько даем людям глубину богословских знаний и хорошее воспитание. Со временем это может привести к служению.

— Какие личные качества необходимы человеку, вступающему на путь служения?

— Честность. Прежде всего — перед самим собой. Если человек лукавый, только Господь может особым мановением это переломить. Мы же не создаем человека, мы его только отшлифовываем. Из алмаза мы должны сделать бриллиант. А из глины бриллианта не получится.

Беседовал священник Василий Спирин
К печати подготовила Татьяна Фалина


При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.