Культурные ворота города

Музыка как общение

Круг творческих знакомств Нижегородской академической филармонии имени М. Л. Ростроповича расширяется с каждым годом. Новый сезон открылся 15 сентября концертом гостей из Франции – камерного оркестра Савойи.

Российское турне оркестра, поддержанное Ассамблеей Савойи, регионом Рон-Альп и Французским институтом, включало три концерта. Музыканты выступили в рамках фестиваля «Золото на Байкале» в городе Иркутске и в Рахманиновском зале Московской консерватории. Третий, заключительный, вечер коллектив провел на сцене Кремлевского концертного зала Нижнего Новгорода.

Программу, составленную из Симфониетты Альбера Русселя, двух концертов Вольфганга Моцарта для духовых инструментов и Симфонии №83 соль минор Йозефа Гайдна, дирижер Николя Шальвен назвал французской. Это заявление поначалу показалось странным: уроженец Франции из названных композиторов – только первый. Но Гайдн создал свою симфонию в Париже. А французская школа игры на духовых инструментах считается одной из лучших в мире. Недаром концерт привлек и духовиков-консерваторцев, и исполнителей на духовых из симфонического оркестра филармонии. И надо думать, что пришедшие не разочаровались: флейтист Жозе-Даниель Кастеллон и кларнетист Филипп Берро действительно оказались артистами высокого класса. К тому же сам дирижер, с 2009 года возглавляющий оркестр Савойи, до этого поста был гобоистом Национального оркестра Лиона и филармонического оркестра Люксембурга.

«Мы живем в музыке и музыкой», – сказал на пресс-конференции Жозе-Даниель Кастеллон. Наверное, поэтому его флейта звучит как будто без усилий исполнителя и воспринимается словно неотъемлемая часть его аристократической внешности. Музыка – действительно родная стихия для этого артиста. Ритмические «вольности», свойственные его исполнительской манере, вряд ли были проявлением столь знакомой нам по французским фильмам взбалмошности. Ритм чутко откликался на тонкие интонационные повороты и гармонические светотени моцартовского соль-мажорного концерта.

Словарь гласит, что музыкальное искусство воплощает реальность в художественных образах. Но когда звучал кларнет Филиппа Берро, думалось скорее о том, что музыка – это модель человеческого общения. Сочинение, написанное более двух веков назад, казалось, рождается сию минуту, прямо на сцене – как в увлекательной и дружеской беседе. Все реплики кларнет адресовал оркестрантам, а они, в свою очередь, ловили и поддерживали каждую его фразу, завороженно внимали нежнейшему пиано, затаив дыхание вместе с публикой…

Пожалуй, подобная поддержка в музыкантском коллективе важнее спонсорских и попечительских инициатив: именно она обеспечивает качественный творческий результат. И не мелочами в этом смысле выглядят подбадривающие улыбки дирижера, и даже трогательная манера валторнистов во время поклона держать инструменты не под мышкой, а бережно прижимать к себе обеими руками.

Всем известна присущая французам органичность и естественность. В любом из исполняемых произведений эти качества ощущались безоговорочно. Но экстрактом их стала, пожалуй, сыгранная на bis «Летняя пастораль» Артюра Онеггера.

Поистине, слушать французскую музыку в исполнении французских артистов – все равно что угощаться приготовленным по оригинальному рецепту суфле в парижском кафе. Мягкие колыхания струнных и причудливые линии деревянных духовых, приглушенные валторновые зовы и изящные «ленты» параллельных аккордов… Настоящий экзамен для дирижера на умение выстроить баланс не только между оркестровыми группами, но буквально между всеми отдельно взятыми инструментами. Без сомнения, Николя Шальвен владеет этим мастерством на «отлично». Внимание, прикованное к изыскам партитуры, переключить на фигуру дирижера можно было только усилием воли – настолько ненавязчиво он управлял исполнением.

«Незаметный» дирижер – нонсенс? Вовсе нет. Ведь когда мы смакуем суфле, нам совсем не обязательно видеть, как для него взбиваются белки…

Ольга Cхиртладзе.


При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской епархии обязательна.